ТОП Брянск

общественное мнение

Романовский иконостас в храме Пок­рова г. Мглин

В 1813 году Л. В. Боровиковского пригласил расписывать иконостас для церкви в с. Романовна мглинский помещик С. А. Лагпкевич. К этому времени В. Л. Боровиковским уже были расписаны Михайловский замок Павла I и иконостас Казанского собефа в Петербурге.

Храм Покрова был сооружен в 1811 году. Простой, по выразительный он по идее напоминал известную Баш­ню Ветров в Афинах. Крестообразный по плану, храм с трех сторон имел четырехколопные портики дорического типа с греческим усечением колонн. Удивительно было встретить в глуши это изящное и выдержанное произве­дение александровского классицизма.

Романовский иконостас представлял собой довольно распространенный прием триумфальной арки, увенчан­ной фигурой Христа с сиянием вокруг. По самой арке в кругах были размещены апостолы (по два в каждом медальоне). Арку поддерживали устои, все три стороны которых были заняты иконами. В глубине арки помещал­ся высокий портал царских врат, увенчанный группой «Распятие». Своеобразный силуэт этой группы являлся центром всей композиции иконостаса. Ниже «Распятия» находилось изображение «Тайной вечери», почти дослов­но повторявшей известную «Тайную вечерю» Леонардо да Винчи.

Ниже «Тайной вечери» в неподвижной фрамуге цар­ских врат помещено было миниатюрное изображение «Благовещения», очень тонкое и сложное по письму, Тра­диционное изображение «Благовещения» у художника нашло свое особое выражение благодаря изумительному сочетанию тонов. Боровиковский не любил и почти не употреблял ярких красок и сильных цветовых контра­стов. У него все было построено на тончайших переходах и деликатнейших полутонах. Он любил нежно-розовую и голубоватую гаммы, тонкие, легкие, полупрозрачные ткани. Любил помещать персонажей на фоне зеленой листвы. И эта листва — знак природы, такая же воздуш­ная, прозрачная, как и ткани. Кисть художника деликатно и осторожно накладывала краску и как бы оглажива­ла, ласкала предмет.

На полотнах царских врат иконостаса, в медальонах, были размещены в обычном порядке фигуры евангелистов. По своему облику это были настоящие крестьяне с типичными мужицкими чертами лица и бородами.

Направо и налево от царских врат находились иконы Христа и богоматери с младенцем на руках, а над ни­ми — сонмы пророков. Великолепным было освещение архангелов Михаила и Гавриила на северных и южных дверях. Изображение Гавриила было полнейшей проти­воположностью архангелу известного «Благовещения» на царских вратах Казанского собора в Ленинграде, где архангел был вся кротость. Богоматерь на иконах в обоих соборах была изображена тождественно. Рома­новский Газриил — вестник мира — с цветком лилии и каменным зеркалом в левой руке, с зажженным фо­нарем — в правой как бы освещал тьму, рассеивающую­ся при его приближении.

Интересно был написан Михаил в кольчуге: он стре­мительно спускался во тьму, готовый разить своим страшным, огненным мечом всех врагов. В левой руке архангела — щит. Михаил не имел грозного вида, но лицо, мужественное и спокойное, дышало решитель­ностью и готовностью защищать слабого. Свет проры­вался к нему откуда-то сверху, смутно освещая силуэты гор.

Архангелы были изображены чрезвычайно контрастно. Колорит оттенков был чуден. Фигуры полны пластично­сти и выразительны в своем летящем положении.

Сверх южных к северных дверей иконостаса помеща­лись оригинальные изображения «Нерукотворного Спа­са» и «Усекновенной головы Иоанна Предтечи». Худож­ник своим талантом добился необыкновенной реально­сти в описании. Особенно этим отличалось изображе­ние головы Предтечи, освещаемой лампадой и окутанной дымкой фимиама. Создавалась иллюзия, что живая го­лова плыла в воздухе.

Но самое потрясающее впечатление производила груп­па «Распятие». В изображении ее фигур художник пере­дал напряженное душевное страдание, как бы переходя­щее в физическую боль. Особенно выразительна была богоматерь, скорбь ее была невыносима. Она в отчаянии и изнеможении ломала руки. Глубокой печалью и стра­данием веяло от этого художественного произведения. В изображениях женских образов иконостаса В. Л. Боро­виковский оставался верным своим   традициям женские фигуры были замечательны тем, что они рас­крывали образ русской женщины и поднимали его на исключительную духовную высоту. Обаятельная душев­ность и теплота являлись типичным отпечатком русской; жизни с присущей ему национальной самобытностью.

Художник увлекался чудесной узорчатостью и блеском красок древних икон и часто воспроизводил эту декора­тивность в своих произведениях, достигая высот техники в изумительной выписке.самых мельчайших деталей. Из икон Романовского иконостаса указанной особенностью отличались две местные иконы—св. царицы Александры и св. Стефана; св. Юлиании и св. Василия. Помещались они на наружных сторонах иконостаса и, очевидно, изоб­ражали патронов семейства Лашкевичей. Большой инте­рес вызывала икона левого устоя арки. Лица царицы Александры и архидиакона Стефана дышали чистой не­земной красотой. Сила и свежсаь красок этой иконы были невероятны.

Икона Юлиании и Василия уступала в силе красок, по зато выигрывала в мягкости. Особенно красива была фигура Юлиании с опущенными долу взором и пальмой в руке. Луч света освещал се лицо.

Местные иконы Христа и богоматери направо и нале­во от царских врат были написаны во весь рост. Бог был изображен стоящим на земле, на горизонте— восходя­щее солнце. За спиной — большой крест, а над голо­вой — парящий голубь. Вдали вверху — указывающий Саваоф, кругом — ангелы. Богоматерь с младенцем изображалась среди сонма бесчисленных серафимов. Мистический широкий нимб из 12 звезд окружал голову богоматери. Сонмы пророков, помещенные в полукругах над иконами Христа и богоматери, были прелестны в красочной гармонии цветов. Особенно поражали вырази­тельные глаза.

Определенный исторический интерес вызывала мест­ная храмовая икона Покрова, находящаяся в правом устое триумфальной арки иконостаса. На ней рукой художника было «написано: «В сем храме иконы написаны императорской академии художеств советником Влади­миром Лукичом Боровиковским в С. п. бурге 1815 г.». По своему значению икона являлась главной и, конечно, на ней художник остановил особое внимание. Это — це­лая картина с эффектным размещением пятен, пре­красно задуманная и широко написанная. В ней были слиты воедино и колорит, и чувства. Превосходно выдер­жана борьба двух освещений. Глубокое внимание при­ковывала молящаяся перед Христом богоматерь среди соимз ангелов. Помещенная высоко на иконостасе, ико­на с изображенной на ней группой, казалось, парила над головами людей, находящихся в ярко освещенном храме. Среди коленнопреклоненных персонажей изображенной труппы был выписан романовский помещик С. Дашке­вич.

В левом устое Романовского иконостаса помещалась икона Софии, Веры, Надежды и Любви, выделявшаяся даже среди этих подлинных шедевров живописи своей нежно подобранной гаммой красок. Вера, тихая, сосре­доточенная, держала в скрещенных на груди руках пальму. Надежда смотрела с ожиданием и мольбой вверх. Любовь изображалась со сложенными на груди руками и опущенными глазами, с покойным, умиротво­ренным лицом. София, страдающая за детей, со скорб­ными глазами смотрела на небо, где в нисходящем ши­роком световом луче были видны ангелы.

Иконы Романовского иконостаса, написанные в тече­ние 1814—1815 годов, представляли собой редкую высо­кохудожественную ценность. Они свидетельствовали, что В. Л. Боровиковский по праву считался первым ху­дожником, затронувшим область того мистицизма, кото­рый в конце 40-х годов XIX века так ярко выразил в своих эскизах знаменитый А. А. Иванов, а за ним уже в своих набросках М. А. Врубель. Издалека в с. Романовку приезжали любители живописи ознакомиться с новой работой художника, полюбоваться неподражаемым его талантам, поразиться силе его мастерства.

В своей работе В. Л. Боровиковский выразил протест несправедливостей и подлости современного ему обще­ства. В религиозные образы вкладывал он мечту о веч­ной гармонии человека, о спокойной и счастливой жизни. Ему грезился в будущей жизни «мир света, радости, по­коя и блаженства». Именно поэтому изображал художник своих персонажей молодыми, прекрасными с доб­рыми и ласковыми лицами. Всю свою боль, все свои помыслы, вся сила его кисти были сосредоточены на лицах персонажей.

Судьба же храма в с. Романовне Мглинского уезда и его знаменитого иконостаса была печальна. Уже в кон­це 1880-х годов разрушение коснулось его изящных полотен. Все они были написаны масляными красками на холсте, наклеенном на доски. Видимо, под воздействием солнечных лучей верхний слой красок стал лопаться. Многие иконы подновлялись, но спасти их все-таки не удалось. Они бесследно исчезли.

В 1969 году жители с. Новая Романовна Мглинского района—Кузмицкие передали на государственное хране­ние в Брянский художественный музей икону кисти Боровиковского.


*PS: Девушки в Брянске табуном записываются на маникюр к Арине. Потому что она делает качественный маникюр по доступной цене. Смотрите сами vk.com/manikur_pedikur_br.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ТОП Брянск это информационный портал для жителей и гостей Брянска. Основная идея сайта, это формирование полезных рейтингов, на основе которых, можно сделать тот или иной выбор. Так же, вы буде в курсе главных событий Брянска. При использовании материалов, активная ссылка на источник обязательна. © 2015-2020